Записки журналиста (zelenyislon) wrote,
Записки журналиста
zelenyislon

РОССИЯ БРОСИЛА НА ШРИ-ЛАНКЕ УНИКАЛЬНОЕ НАУЧНОЕ СУДНО

Внести вклад в создание фильма о Вещем Олеге можно здесь: http://zadornov.net/sbor-pojertvovaniy-veshiy-oleg/

Изданные мои книги и книги моего отца можно купить в два раза дешевле, чем в книжных магазинах, на моем сайте www.zadornovknigi.ru

Новые, неизданные книги можно скачать на моем сайте http://zadornov.net/?post_type=product




Министерство образования провело реформу. В частности, она коснулась и Российской Академии наук, и помещений, которые принадлежали высшим учебным заведениям, и многого другого…

Такое ощущение, что реформа была проведена не ради науки, а ради перераспределения, ради передела. Конечно, верхушка министерства уверена, что большинство людей не понимает, что произошло. Ну, например, кто знает, что многие научные суда, которые содержались когда-то государством, и на которые выделялись деньги Академии наук, были отданы под туристические маршруты. Но пока осталось действующим научное судно под названием «Академик Николай Страхов». Его аппаратура, которая позволяет прощупывать дно, существует в единичных экземплярах в мире. В августе 2013 произошла поломка гребного вала судна. Буксир оттащил его сначала на Мальдивы, потом на Шри-Ланку. Денег на ремонт Россия не выделила. На данный момент долг перед обслуживающей компанией порта Коломбо более 200 тысяч долларов; если Россия не выплатит их в ближайшее время, судно может быть арестовано и продано. Такие деньги затрачены на реформу, а заплатить за стоянку этого научного судна в порту, средств нет, видите ли! На ювелирку сотрудницам деньги есть, а на настоящую науку – нет, государство не выделило, якобы.

В очень тяжёлой ситуации уже 19 месяцев на судне находится экипаж Геологического института РАН. Конечно, если бы я описал, что с ними произошло, многие люди собрали бы деньги и послали им. Но это невозможно. Они полностью отсечены от мира. Они чувствуют себя хуже, чем Робинзон на необитаемом острове. У Робинзона хоть был друг Пятница, а у них даже этого нет. Они голодают, не могут помыться, попить нормальной воды, неделю назад им запретили выходить за территорию порта. А Министерству образования, Академии наук и правителям в Кремле до этого нет никакого дела.

Впрочем, нет дела и тем западным странам, которые борются за права человека в России. Они борются за выдуманные ими права, а не знают, в чём по-настоящему в России нарушаются права человека. Американцы уже давно бы десант послали в Шри-Ланку, если бы это случилось с их гражданами. А потом бы фильм сняли о том, как спасли экипаж. А у нас об этом вообще никому не известно. Вот некоторые цитаты из статьи Даниила Туровского:

«Ксения Добролюбова, научный сотрудник лаборатории геоморфологии и тектоники дна океанов, ходила на «Академике Николае Страхове» в экспедиции:

- На днях стармех [старший механик] прислал сообщение: «Обстановка на судне накалена. Боюсь, что люди начнут делать глупости. Всем привет! Пока не померли, мы живы!» Капитан в последнем сообщении [17 марта] сказал, что если в ближайшее время ситуация не решится, он будет вынужден отдать сигнал покинуть судно, чтобы сохранить здоровье моряков. Будут с боем пробиваться, раз не выпускают. Это моряки. Часть из них годами ходят на «Страхове». Они доведены до отчаяния. И если будет приказ покинуть судно, они его покинут.

Сотрудники порта у них спрашивают: «Что же такая большая Россия не может спасти такой маленький корабль?»

Валентина Тимофеева, сотрудник отдела флота института — специальной внутренней структуры для управления судами:

- На судне сейчас находятся 14 человек. Там не ученые, там — дежурный экипаж. Но все члены экипажа — сотрудники Геологического института. Они сейчас питаются только бананами, потому что в порту больше нечего купить. У многих начнутся язвы и кишечные расстройства. Слава богу, у них есть прививки от желтой лихорадки. Но есть другая проблема. Раньше работали кондиционеры, была вентиляция, они могли закрыть все окна, и комары к ним почти не залетали. Сейчас они сидят с открытыми дверьми и окнами, поэтому комары летают роем. Все искусаны. Они в любой момент могут заболеть малярией. Одному из членов экипажа, мотористу, нужно делать операцию. У него воспаление коленного сустава с образованием жидкой фракции внутри. На борт поднимался местный доктор, откачал эту жидкость, и сказал, что больше ничего сделать не может».



Впрочем, критиковать может каждый. Критику надо уравновешивать добрыми делами. Я всегда говорю: покритиковал – предложи что-то хорошее. А потому предлагаю прочесть вот этот материал и всем вместе сделать доброе дело.



Помогите спасти девушку Катю!

Рижанке Екатерине Лебедевой 23 года. Она настоящая героиня своего времени. Борец. Оптимистка. Умница и красавица. Всю жизнь она прикована к постели и испытывает боль при каждом движении.

Шесть лет назад Катя пережила страшный удар — смерть мамы. При всём этом она умудряется работать, заочно учиться в институте и делать всё возможное и невозможное для того, чтобы в ближайшем будущем сесть в инвалидное кресло и начать самостоятельную жизнь, освободив от нагрузки свою тётю, единственного оставшегося у неё родного человека…

В полтора годика Кате поставили страшный диагноз: спинальная амиотрофия Кугельберга — Веландер (SMA). В результате этого заболевания слабеют и приходят к полному бездействию мышцы, что в конечном итоге заставляет сгибаться и деформироваться скелет — и в первую очередь позвоночник. Визуально человека практически сгибает пополам, постепенно сдавливая внутренние органы. Если кости слишком сильно пережмут лёгкие или сердце — жизнь оборвётся…

Однако Кате «повезло» ещё больше, чем другим людям с таким диагнозом. Помимо сильнейшего искривления позвоночника у неё возникли большие проблемы с тазобедренными суставами: под степенью сколиоза произошло их искривление, они выехали слишком далеко и зажали нервы, что стало причинять девушке постоянную боль…

В октябре 2014 года в финской клинике ORTON Кате сделали первую сложнейшую операцию на тазобедренных суставах. Боль, которую она испытывала, стала отступать.

Весомую сумму на операцию и последующий курс реабилитации Катя смогла собрать с помощью близких друзей и виртуальных знакомых в Интернете.

Сейчас она регулярно занимается с физиотерапевтом и готовится ко второй операции, которую ей готовы сделать в финской клинике уже осенью. Стоимость операции, переезда в Финляндию и курса лечения в клинике составляет 40 000 евро.

Чтобы приблизиться к своей мечте и не давать себе ни секунды на негативные мысли и жалость к себе, Катя активно работает в Интернете, заочно учится в московском институте психоанализа.

40 000 евро на операцию в одиночку Кате, конечно, не собрать. Но если каждый, кто читает эту статью, сможет отказаться в пользу Кати от одной лишней чашки кофе в кафе или покупки какой-нибудь совсем ненужной безделушки, то уже буквально через год эта девушка сможет получить право на обычную человеческую жизнь, на право любить и быть любимой…

Письмо от Кати, которое вы прочтёте ниже, адресовано всем нам…

Маленькая исповедь от большого сердца

Я стою перед сложным выбором — мне нужно попросить о помощи совершенно незнакомых людей, тогда как почти всю жизнь перед глазами у меня был другой пример самостоятельности и независимости — моя мама, которая достигала всего сама и учила меня тому же. Но сегодня мамы больше нет со мной рядом, и мне не обойтись без чужой помощи…

Я росла очень активным ребёнком, даже несмотря на тяжесть заболевания. Когда дети начинают ходить, я могла стоять, опираясь на что-то. Потом ходила, держась за стенку, но всё это продлилось недолго — я впервые встала на ножки в 11 месяцев, а утратила навык ходьбы ещё до двухлетнего возраста.

Годам к пяти я совсем забыла, что такое стоять, а после семи перестала ползать — могла только перекатываться с бока на бок. До 10 лет передвигалась по дому на маленьком трёхколёсном велосипеде, но в 2000 году я с него упала, получив перелом бедренной кости со смещением. Пока лежала с гипсом, у меня искривился позвоночник, появились горб, а также сильные контрактуры суставов. Тогда наступил переломный момент в эмоциональном плане, до меня дошло, что «я не такая»…

Потом у меня начались проблемы с сердцем. Лечить меня стали не лучшим образом, прописав страшные гормональные препараты, которые сильно ударили по внешности, что впоследствии породило океан комплексов.

Потом я опять упала и опять получила перелом. Вернуться в инвалидную коляску уже не смогла. Мир сузился до кровати и ноутбука. Но я много общалась и нашла замечательных друзей, которые рядом до сих пор.

Лет до 15 мне казалось, что всё нормально, что просто надо ещё подождать — и я сяду. Но чуда не произошло…

Тогда я стала доставать вопросами маму, можно ли как-то всё исправить, ну должен же быть выход. Ответ всегда был отрицательным. В 2009-м мамы не стало, папа умер ещё в детстве, поэтому я переехала жить к тёте. Она часто меня спрашивала, почему мама меня не лечила, а я пожимала плечами — ответа у меня не было. Мне кажется, мама просто отчаялась, устала и перестала бороться, но винить её не за что — у меня были лучшее детство и самая любящая мама.

9 апреля состоялось моё путешествие в Хельсинки. Оно было непростым, так как добраться в горизонтальном состоянии в другую страну — та ещё задача. К счастью, у нас в стране есть специальное такси для людей с ограниченными возможностями, которое доставило меня в Эстонию, а оттуда на пароме — в прекрасную Финляндию.

Знаете, сейчас я понимаю, что чудеса случаются, — в клинике ORTON меня встретили лучшие врачи на свете. Они сразу сказали, что мне нужны две операции. С помощью первой они установили мои суставы на должное место — я перестала чувствовать постоянную боль. Движения в бёдрах у меня стали абсолютно свободными, как у здорового человека, колени стали сгибаться.

Во время второй операции мне должны установить в спине титановую конструкцию, она позволит выпрямить позвоночник. Это освободит сжатые органы и даст им возможность свободно функционировать — я смогу дышать полной грудью (сейчас искривление давит на лёгкие и не даёт вдохнуть во всю силу), — а сердцу биться в нормальном ритме (сейчас почти постоянная тахикардия). Врачи говорят, что я практически сразу смогу сесть.

Но так устроен наш мир, что одного только чуда недостаточно, и цена шанса на мою полноценную жизнь (а жизнь в инвалидной коляске после стольких лет, проведённых в кровати, будет для меня именно такой) составляет огромную сумму.

Я искренне молю всех добрых людей о помощи — мне очень хочется посмотреть на мир за этими стенами, хочется полноценно работать, посещать различные мероприятия, гулять и просто сидеть. Ровно сидеть, не задыхаясь и без боли, — это для меня как для здорового человека ходить.

Мне не собрать таких денег, даже если я буду работать в Интернете сутками напролёт, даже если мне будут помогать все мои друзья и знакомые, — это окажется непреодолимой планкой, а операции необходимы в самом скором времени, которое только возможно.

Я верю, что вокруг меня есть много людей, которые хотят и готовы помочь, просто нужно попросить. Я крайне смущена своим поступком, мне стыдно, что я прошу незнакомых людей, и публично, но желание жить во мне сильнее, ведь мне всего 23.

Я верю, что меня услышат и обязательно откликнутся, ведь вместе можно преодолеть самые, казалось бы, непосильные препятствия. Помогите, пожалуйста!

Как помочь?

Вы можете перечислить деньги на личный счёт Кати в Swedbank:

Konts: LV95HABA0551019950140

Перс. код.: 121191-12754.

Получатель: Jekaterina Lebedeva.


Вы можете также предложить Кате любую другую поддержку и помощь, отправив ей письмо по e-mail: jekrinlie@gmail.com.



Единство с природой. Михаил Задорнов, Ольга Ладомирова youtu.be/fDE_wSUjGPc

"Я у своих друзей, поселение называется Славное. Я люблю слушать, как они поют, не на сцене - а на нашей Земле-матушке, вместе с цикадами, шелестящими листьями, птахами", - Михаил Задорнов.
Ольга Ладомирова исполняет песню "Небо".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →