Записки журналиста (zelenyislon) wrote,
Записки журналиста
zelenyislon

ЗНАМЕНИТЫЕ НЕРЯХИ И ЗНАМЕНИТЫЕ ЧИСТЮЛИ

О неряшливости Гоголя ходили легенды. Он редко умывался по утрам, всегда ходил в грязном белье и выпачканном платье. Одна из многочисленных причуд писателя — страсть к катанию хлебных шариков. Порой он незаметно подбрасывал их в суп рядом сидящих.
Не утруждал себя соблюдением гигиены и баснописец Иван Андреевич Крылов. Он крайне неохотно менял белье и вообще одежду, мылся только по «большим праздникам», никогда не причесывался. При этом, даже в прохладную погоду, сильно потел. К старости он стал страдать еще и недержанием мочи и мог пустить струю в штаны прямо на придворном приёме.

Крылов обожал всякую живность, в особенности птиц, которых регулярно подкармливал, сначала бросая корм за окно, а потом разбрасывая его по квартире. Птицы стаями залетали в комнаты, оставляя повсюду «следы пиршества», и улетали. Никто за ними не убирал. Грязь и пыль кругом была такая, что гости, иногда приходившие к писателю, не могли найти чистого места, чтобы присесть.
Бетховен тоже не отличался особой аккуратностью, и в его комнатах царил неописуемый беспорядок. Книги и ноты были разбросаны по углам; в одном месте стояла холодная закуска, в другом — закупоренные или пустые бутылки, на пульте — наброски нового квартета, на столе — остатки завтрака, на полу — письма. И при всем при этом, как любой честный бюргер, он любил прославлять свою аккуратность и любовь к порядку!

Кроме того, у Бетховена была еще одна неприятная привычка: он любил плеваться из окна.

Закончим наш краткий обзор знаменитых неряхах воспоминаниями Шаляпина о выдающемся живописце Коровине, который, увы, тоже не был примером аккуратности. Вот как выглядела его мастерская: «Полуоткрытая коробка сардинок с засохшей в дугу от времени сардинкой, струны от скрипки или виолончели, удочка, всевозможные краски в тюбиках и без тюбиков, пара очков, чулки, оторванные почему-то каблуки от сапог, старые газеты, нанесенные на бумагу отрывочные записи, гуммиарабик или синдетикон, засохший василек, банка с червями, тоже уже засохшими. И не дай бог, если кто-нибудь ненароком переместит сардинки или червяков!»
*****************
Федора Михайловича Достоевского невероятно коробила всякая нечистоплотность, особенно в одежде. Если он видел мятый фрак на приятеле, то непременно устраивал ему головомойку. А уж если заметит пятно на галстуке или костюме, — то прощай дружба!
К числу «аккуратистов» следует отнести и Чехова. «В комнате его, — вспоминал Бунин, — была удивительная чистота, спальня была похожа на девичью. Как ни слаб бывал он порой, ни малейшей поблажки не давал он себе в одежде... Никогда не видал его в халате, всегда он был одет аккуратно и чисто».

Решив как-то отправиться в гости к Толстому, Антон Павлович целый час выбирал себе одежду, выходя из спальни то в одних, то в других штанах: одни ему казались неприлично узкими, а другие излишне широкими.

Об аккуратности Александра Блока ходили анекдоты. По свидетельству Чуковского, поэт любил каждую вещь аккуратно обвернуть бумажкой, перевязать шнурочком; ему страшно нравились разного рода футлярчики, коробочки...

А вот у Сергея Есенина чистоплотность выражалась в том, что он по два раза в день брился и тщательно мыл, а затем густо душил голову. И даже пудрился и завивался.

Была у него и ненасытная жадность к дорогой одежде. Особенно — к цветистым галстукам. Он покупал их везде: к Москве, в Берлине, в Америке. Однажды из-за границы он привез их целый чемодан. И еще у Есенина была слабость к духам и цветочным запахам. Он по ароматам даже женщин оценивал: сиренью или ландышем пахли хорошие девушки, а табаком и потом — скверные.
*****************
Автор – Сергей Цветков. Его книги легко читаются, потому что он умеет изложить интересные исторические факты доступным языком, с юмором и любовью к персонажам. Вот как он сам говорит о себе:
«Родился и вырос в семье военнослужащих, живу в Москве. Служил, и военное дело люблю. Но так уж получилось, что главные мои интересы оказались в сфере истории, литературы, искусства.
По образованию я историк. Начинал с беллетризованных биографий, которые я бы назвал «портретами на фоне эпохи». Одна из них — «Александр I» — в 2006 году была номинирована на Всероссийскую историко-литературную премию «Александр Невский».
Среди моих научных публикаций наиболее обширный труд посвящен истории древней Руси — «Рассказы по русской истории». В настоящее время вышли четыре книги, охватывающие период с древнейших времён до начала ХIII века.
Историку трудно быть оптимистом. Потому что он знает ту цену, которую обществу приходится платить за прогресс. Лишь в редких случаях она может называться оправданной или, по крайней мере, разумной. Для занятий историей нужно иметь определённую силу духа. Стендаль недаром говорил: «Чтобы знать истину, надо иметь мужество смотреть ей в лицо».

Недавно Сергей Эдуардович разместил свой проект на краудфандинговой платформе «Планете», чтобы издать сборник «Карлик Петра Великого и другие». Книга будет просто замечательная! Убедиться в этом можно здесь: https://planeta.ru/campaigns/30249


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments