Записки журналиста (zelenyislon) wrote,
Записки журналиста
zelenyislon

17-летней иракской девушке удалось сбежать из плена ИГИЛ



После насилия, заключения и пыток, такие девушки, как Нехад, пытаются вернуться к прежней жизни.
Если вы откроете страницу Нехад в Фейсбуке, то не сможете отличить её от страницы любой 17-летней девушки. Она делится своими фотографиями. В её ленте – видео с новостями местной общины. Друзья ставят лайки и пишут комментарии. Нехад – большая поклонница «Сумерек», любит «Титаник», ей нравится смотреть музыкальный проект «Арабский Идол».

На правой руке девушки – маленькая татуировка: буква N, с которой начинается её имя. Вторая татуировка на левом предплечье – её имя полностью. Её лицо освещает улыбка, когда она говорит о своих друзьях и родственниках. Нехад кажется слишком открытой для девочки, которая больше года была в плену у ИГИЛ, которую насиловали и пытали.
Nehad и 27 членов ее семьи были похищены два года назад из северо-западного иракского города Синджара. Один боевик ИГИЛ продал её другому, тот увёз её в Сирию и держал в плену в своем доме, используя как сексуальную рабыню. Были месяцы пыток и насилия, потом она забеременела.

История Нехад – не редкость. Похищения девочек и женщин боевиками ИГИЛ происходят постоянно. Потом их продают или дарят. Кому-то повезло, как Нехад, и им удалось убежать, но тысячи девушек до сих пор находятся в плену. «Реальность о том, что делает ИГИЛ, намного хуже того, что думают об этом в мире», - говорит Нехад. «Им позволяют выйти сухими из воды и делать, что они хотят. А наши голоса никто не слышит, независимо от того, что мы говорим. Хотя,что бы я не говорила, этого будет мало. Мы говорим о массовых убийствах и этнических чистках в колоссальных масштабах. Но ничто из того, что мы рассказываем, не помогает изменить ситуацию».

Несмотря на то, что Нехад – оптимист по натуре, в её душе остались неизгладимые шрамы. Специалисты считают, что психическое здоровье бывших пленниц под угрозой. В северном Ираке пытаются бороться с нехваткой психиатров, потому что помощь нужна очень многим.

«Я переживаю это внутри вновь и вновь и чувствую, что ничего не закончилось», - говорит Нехад. «Ещё не все мои родные братья и сёстры смогли вернуться из плена, и пока они не окажутся дома, я не смогу успокоиться. Боль разорвала мою жизнь».

Специалисты из благотворительных организаций, которые оказывают помощь таким девушкам, как Нехад, говорят, что пострадавшие находятся в постоянной депрессии, у них бывают приступы тревоги, тошнота, часто болит голова. Их преследуют воспоминания, не всем удается справиться, и многие девушки кончают жизнь самоубийством.

Нехад тоже мучают воспоминания – о её прежней мирной жизни до похищения, а также о её ребенке, которого ей пришлось оставить в Сирии, потому что сбежать вместе с ним ей бы не удалось.
«Я забеременела в 16 лет», - рассказывает Нехад. «Сначала у меня не было материнских чувств, потому что это был ребёнок от преступника. Но как только я взяла его на руки, всё изменилось, я поняла, что он – часть меня».

Для всех пострадавших девушек завести семью будет очень трудно, порой невозможно. Они будут подвергаться осуждению, на них всю жизнь останется клеймо – это проблема девушек и женщин на подконтрольных ИГИЛ территориях, где насилие используется в военных целях, чтобы подчинить, сломить, лишив чести.
«Несмотря на то, что осуждение обществом тех, кто перенес насилие, ещё сохраняется, в родных домах их встречают с распростёртыми объятиями», - говорит Нехад. «Правда, сейчас изнасилованных девушек так много, что всё чаще общество принимает решение поддержать их, а не отталкивать».
«Я не могу сказать никому, что я пережила и что чувствую. Даже своим родителям или родственникам…. Потому что они будут очень страдать. Я вынуждена держать это в себе».
«Но мои родители стараются, как могут, поддержать меня. Не оставляют одну, находят для меня занятия. Они переживают из-за братьев и сестёр, оставшихся в плену, поэтому моя поддержка им тоже очень нужна. Сейчас я – их единственная опора».

Нехад старается вернуться к нормальной жизни. Общается в соцсетях, проводит время с родителями. Она покрасила волосы, сделав их такими же, какими они были до похищения. Строит планы на будущее. «Я хочу получить образование и стать учителем. Выйти замуж. Хочу дождаться того дня, когда мои братья и сёстры вернутся домой и наша семья воссоединится…»

Репортаж Розалин Уоррен. (Переведено с американского сайта).
P.S. По данным Daily Mail, рабами «Исламского государства» стали не менее 7 000 детей и женщин.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments