?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



После насилия, заключения и пыток, такие девушки, как Нехад, пытаются вернуться к прежней жизни.
Если вы откроете страницу Нехад в Фейсбуке, то не сможете отличить её от страницы любой 17-летней девушки. Она делится своими фотографиями. В её ленте – видео с новостями местной общины. Друзья ставят лайки и пишут комментарии. Нехад – большая поклонница «Сумерек», любит «Титаник», ей нравится смотреть музыкальный проект «Арабский Идол».

На правой руке девушки – маленькая татуировка: буква N, с которой начинается её имя. Вторая татуировка на левом предплечье – её имя полностью. Её лицо освещает улыбка, когда она говорит о своих друзьях и родственниках. Нехад кажется слишком открытой для девочки, которая больше года была в плену у ИГИЛ, которую насиловали и пытали.
Nehad и 27 членов ее семьи были похищены два года назад из северо-западного иракского города Синджара. Один боевик ИГИЛ продал её другому, тот увёз её в Сирию и держал в плену в своем доме, используя как сексуальную рабыню. Были месяцы пыток и насилия, потом она забеременела.

История Нехад – не редкость. Похищения девочек и женщин боевиками ИГИЛ происходят постоянно. Потом их продают или дарят. Кому-то повезло, как Нехад, и им удалось убежать, но тысячи девушек до сих пор находятся в плену. «Реальность о том, что делает ИГИЛ, намного хуже того, что думают об этом в мире», - говорит Нехад. «Им позволяют выйти сухими из воды и делать, что они хотят. А наши голоса никто не слышит, независимо от того, что мы говорим. Хотя,что бы я не говорила, этого будет мало. Мы говорим о массовых убийствах и этнических чистках в колоссальных масштабах. Но ничто из того, что мы рассказываем, не помогает изменить ситуацию».

Несмотря на то, что Нехад – оптимист по натуре, в её душе остались неизгладимые шрамы. Специалисты считают, что психическое здоровье бывших пленниц под угрозой. В северном Ираке пытаются бороться с нехваткой психиатров, потому что помощь нужна очень многим.

«Я переживаю это внутри вновь и вновь и чувствую, что ничего не закончилось», - говорит Нехад. «Ещё не все мои родные братья и сёстры смогли вернуться из плена, и пока они не окажутся дома, я не смогу успокоиться. Боль разорвала мою жизнь».

Специалисты из благотворительных организаций, которые оказывают помощь таким девушкам, как Нехад, говорят, что пострадавшие находятся в постоянной депрессии, у них бывают приступы тревоги, тошнота, часто болит голова. Их преследуют воспоминания, не всем удается справиться, и многие девушки кончают жизнь самоубийством.

Нехад тоже мучают воспоминания – о её прежней мирной жизни до похищения, а также о её ребенке, которого ей пришлось оставить в Сирии, потому что сбежать вместе с ним ей бы не удалось.
«Я забеременела в 16 лет», - рассказывает Нехад. «Сначала у меня не было материнских чувств, потому что это был ребёнок от преступника. Но как только я взяла его на руки, всё изменилось, я поняла, что он – часть меня».

Для всех пострадавших девушек завести семью будет очень трудно, порой невозможно. Они будут подвергаться осуждению, на них всю жизнь останется клеймо – это проблема девушек и женщин на подконтрольных ИГИЛ территориях, где насилие используется в военных целях, чтобы подчинить, сломить, лишив чести.
«Несмотря на то, что осуждение обществом тех, кто перенес насилие, ещё сохраняется, в родных домах их встречают с распростёртыми объятиями», - говорит Нехад. «Правда, сейчас изнасилованных девушек так много, что всё чаще общество принимает решение поддержать их, а не отталкивать».
«Я не могу сказать никому, что я пережила и что чувствую. Даже своим родителям или родственникам…. Потому что они будут очень страдать. Я вынуждена держать это в себе».
«Но мои родители стараются, как могут, поддержать меня. Не оставляют одну, находят для меня занятия. Они переживают из-за братьев и сестёр, оставшихся в плену, поэтому моя поддержка им тоже очень нужна. Сейчас я – их единственная опора».

Нехад старается вернуться к нормальной жизни. Общается в соцсетях, проводит время с родителями. Она покрасила волосы, сделав их такими же, какими они были до похищения. Строит планы на будущее. «Я хочу получить образование и стать учителем. Выйти замуж. Хочу дождаться того дня, когда мои братья и сёстры вернутся домой и наша семья воссоединится…»

Репортаж Розалин Уоррен. (Переведено с американского сайта).
P.S. По данным Daily Mail, рабами «Исламского государства» стали не менее 7 000 детей и женщин.

Comments

glavsnab
Apr. 4th, 2016 09:24 pm (UTC)
Трудно судить, в какой мере указанные злодеяния действительно были, а в какой такие рассказы вызваны желанием получить статус беженца.
liberastiya_lj
Apr. 5th, 2016 04:07 am (UTC)
вообще не понятно , зачем запад создав и финансируя ИГИЛ , теперь позволяет распространять такие материалы
jason_rook
Apr. 5th, 2016 06:23 am (UTC)
Запад как та баба: "сама придумала, сама обиделась, сама и отомстила"
glavsnab
Apr. 5th, 2016 09:48 am (UTC)
когда это они стеснялись?
(Deleted comment)
glavsnab
Apr. 5th, 2016 09:42 am (UTC)
Не суди обо всех по себе, ублюдок.
(Deleted comment)
glavsnab
Apr. 6th, 2016 10:19 am (UTC)
а я конкретно о тебе и отвечаю, мразь, что это ты, подонок, готов лизать что угодно, хоть говно жрать, лишь бы одобрение заслужить своих хозяев госдеповских. А теперь пошел нах, крыса ты помойная.
(Deleted comment)
glavsnab
Apr. 6th, 2016 05:00 pm (UTC)
я просто написал, кто ты есть. Обтекай. И пошел нах еще раз - окончательно.