Записки журналиста (zelenyislon) wrote,
Записки журналиста
zelenyislon

РУССКАЯ В ПОЛЬШЕ, ИЛИ ЧТО ПОЛЯКУ ХОРОШО, ТО РУССКОМУ - НЕ СКРЕПЫ!

Весна!.. Цветочки-лютики, птички-певички, любовь-морковь, мир-дружба-яблоки. Почему яблоки? Ну, во-первых, потому что даже весенние яблоки полезнее жвачки, а во-вторых, потому что про Польшу. И еще про стереотипы: действительно ли поляки не любят русских, не уважают могилы советских воинов, и, при этом, все, поголовно, понимают русский?
Вместо ответа - несколько историй из моей польской жизни. Назову их полонезками, пусть иногда они будут превращаться то в мазурки, то в краковяки, а может даже метаться между вальсом и революционным этюдом.

Итак, первая партия полонезок.

Вопрос без ответа

Наш приватный учитель музыки обычно очень сосредоточен на музыке и рассредоточен во всем остальном. Благодаря усилиям своей девушки, со временем, из ханурика с хвостиком он хоть и превратился в элегантного молодого пианиста, с налетом истеринки и богемного шика, но еще сохранил милую стеснительность и пока не приобрел того качества публичных персон, которое побуждает их рассуждать с видом знатока на любую тему, особенно на ту, в которой ничего не смыслит. Возможно, поэтому, кроме непосредственно занятий, наши разговоры ограничивались обсуждением графика и содержания его концертов, между которыми нам удавалось встречаться.
Вернувшись после скандинавских гастролей, маэстро, как всегда опоздавший, запыхавшись, ввалился к нам с мороза в шикарной дубленке, извиняясь и попутно дописывая что-то в планшете. Помните историю с русской подлодкой в Балтийском море - то ли была, то ли не было, то ли ловко увернулась? Так вот это именно тогда и происходило. Отказавшись от чая, он, снова извинившись, на этот раз за возможную бестактность (поляки часто извиняются), наконец, выдал вопрос, мучавший его, похоже, весь полет и без ответа на который он никак не мог прикоснуться к клавишам.
- И что Путин себе думает? Он правда хочет войны?..


Промозглая

Поздним осенним вечером, на темной безлюдной дороге, неожиданно, из-за поворота вырастает светофор и загорается красным как раз перед нашей машиной (еще с русскими номерами). Останавливаемся, как правильные. Тут же слева вплотную подъезжает черный тонированный джип и опускает правое стекло… Деваться некуда - справа овраг, впереди “красный” и, возможно, камера, а задом наша машина быстро ездить не умеет…, вжимаемся в кресла и напряженно следим, что будет дальше.

Из окна высовывается…, нет…, не оно. А вполне себе обычное и даже приятное лицо с приветствием “Добрый вечер!”. Мы снова начинаем дышать, но не расслабляется, в том числе потому, что польский “добры вэчур” практически созвучен русскому аналогу, но не настолько отличается в разговорной речи, (конечно, если говорящий не диктор,) чтобы понять на каком языке с тобой говорят,... тем более с перепугу…

Вторая фраза незнакомца понемногу разблокирует мозг (становится понятно, что говорит он пусть и не совсем правильно, но все же по-русски), а потом и лицо начинает “отзеркаливать” улыбку.
Да, мы из России,.. да, живем здесь,... конечно, работаем,.. очень нравится,... и нам приятно, что вам приятно,... что вы! у вас замечательный русский,... и вам счастливого пути и всего наилучшего!
Уффф...


No stress!

Поход в районную польскую поликлинику я откладывала, как могла, но нужную справку можно было получить там и только там. Кроме понятных причин, была еще и проблема языка, который к тому времени ограничивался фразой “бардзо пшепрашам, не естэм полькой” (“сильно извиняюсь, я не полячка”). Я и до сих пор ей пользуюсь, чтобы отвязаться от назойливых втюхивателей разных разностей, от карт Сити-банка до свидетелей Иеговы.

С записью мне помогла пани, которой и была нужна та самая справка, чем сильно меня подкупила, а еще своим очень достойным для ее должности и возраста английским. Помучив гардеробщицу, я все равно сначала сунулась не туда, жалобно протягивая свой листочек с “паролем”. В ответ получила еще один, с номером кабинета. У двери была толпа народа, люди входили и выходили по непонятной логике. У меня было назначено время, но по имени (здесь принято по имени и с непременным пан/пани) никого не вызывали. Я постаралась максимально прилично пробраться к заветному сезаму и притаилась в ожидании момента. На удивление, дверь открылась как раз в мое время, и появилась пани лекаж. Не знаю, вышла ли она специально, или подействовал мой перепуганный вид и протянутый клочок с паролями, но со словами “мне про вас звонили” (какая же молодец пани кадровичка!) тут же пригласила в кабинет. Оказалось, что это только начало, и мне для получения окаянной печати нужно пройти ещё три кабинета, а потом снова вернуться в этот. В общем, ничего необычного - мини диспансеризация - если б не язык...

Надо сказать, врачи в “обычной” польской поликлинике, как и в России, представляют из себя пенсионерскую коммуну, с той лишь разницей, что польские “бабчи” гораздо жизнерадостнее и позитивнее. Меня передавали из кабинета в кабинет с шутками-прибаутками, бегали (в их 60-70) по лестницам, по дороге извиняясь, что уже плохо говорят по-русски, потому что учили 30-40- лет назад… Апофеозом незапланированного дня русского языка стало выступление терапевта с малоизвестным отрывком из "Евгения Онегина"!

Выпустили меня уже через час с полным комплектом печатей и штампов, добрыми напутствиями и замечательным настроением на весь день.

Когда я отдавала справку пани кадровичке, с благодарностью за ее помощь, она в ответ стала извиняться за польскую бюрократию, за доставленные неудобства: “конечно, я должна была помочь, вы же иностранка, вам же здесь трудно”... Эти слова я потом слышала много раз при оформлении различных документов, и там также передавали меня с рук на руки, но уже англоговорящим сотрудникам. И везде “люди в окошках” были не только терпеливы и внимательны, но и делали, на мой взгляд, все невозможное, чтобы все концы сошлись, и я ушла полностью удовлетворенной.

“No stress!” - слова, сказанные тренером, когда я вломилась на занятие без предварительной записи и уже ожидала быть изгнанной с позором, стали девизом моей новой польской жизни и кратким ответом на вопрос “Ну и как тебе там?”.


В заключение

На днях Польша в шестой раз скорбела по поводу годовщины трагедии под Смоленском. Премьер Ярослав Качинский ожидаемо требовал наказать виновных (а вы бы не требовали?), а президент Дуда удивил общественность (и премьера) призывом к прощению.

Прощение, чуткость, незлобливость и уважительное отношение к людям - первое, что поражает при знакомстве с поляками. Они не ищут врагов и не склонны интерпретировать события, исходя из негативного сценария. И это не смотря на сходную с нами историю доносов и политических репрессий.

И напоследок - фото-тест

Польская берёза


Какое можно дать объяснение следу от сигареты на стволе березы?
Варианты ответов:
1. Это потому, что она русская
2. Это инсталляция
3. Чудаков везде хватает:)
*********************************************
Специально для Зелёного Слона - АННА ГАЙ. КРАКОВ, ПОЛЬША.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments