?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Крым – удивительное место! Здесь – количество гениев на квадратный километр зашкаливает. Писатели, музыканты, ученые – всех не перечислить! Значит, что-то есть в этой земле волшебное, что манит к себе с неодолимой силой!Вот и Горький неслучайно попал в Крым. Судьба сама распорядилась так. И не просто попал, а пришел пешком, прямиком из Одессы.

В пешем путешествии его сопровождал некий человек расплывчатой национальности, назвавшийся кавказским князем. Что за князь, можно судить по тому, что был он босяком и оборванцем, как и ГОРЬКИЙ. Правда, в ту пору еще не Горький, а Алексей Пешков. Свой звучный псевдоним он придумает как раз в Крыму! Именно здесь раскроется его поэтический талант.

Всю дорогу они пытались подработать. Точнее, подрабатывал Горький а «князь» милостиво позволял себя кормить. В Алуште Горький колол булыжники для мостовой, в Севастополе – таскал тяжести, в Ялте – убирал сады. И просто дворничал.

Самозванный «князь» милостиво позволял себя кормить, а потом просто хамил. Его сильно обижало то, что «на него девушки не смотрят». На молодого, статного Горького еще как смотрели! А на «князя», мягко говоря, плевали. Князь по вечерам отыгрывался на Горьком. Причем, он ухитрялся находить самые обидные слова, хотя русским языком владел плоховато.

Однажды Горький оскорбился и ушел. «Князь» с рыданиями бросился следом. Каялся, просил прощения, валялся в ногах. Горький, конечно, простил.

Немного позже он написал об этом рассказ. «Князь» мгновенно отыскался на просторах Российской Империи и, в лучших традициях Остапа Бендера, стал возмущаться:

- Кто такой Максим Горький? Откуда он знает обо всем???

И не может ли он, «князь», извлечь из этого выгоду?

Но – нет! Выгоду извлек Горький! Через шесть лет он разбогател и вернулся в Крым уже всемирно известным писателем.

Теперь его друзьями стали Чехов, Толстой, Куприн, Шаляпин...

О, какие круизы он закатывал с Шаляпиным! Верные своей привычке снимать на недельку публичный дом, они брали в аренду пароход и катались в свое удовольствие.

Шампанского было – море, покупных красавиц – тоже. Так, что удовольствие друзья получали даже с некоторым избытком.

Горький приглашал на эти прогулки Чехова, но излишне закомплексованный классик смущенно отказывался. Он довольствовался регулярными визитами молочницы.

Зато суровый Толстой молчаливо, с доброй усмешкой, поощрял молодого коллегу. И даже давал ему советы прямиком из своей жизни.

Максим Горький не оставался в долгу и кормил его байками со своего стола. Байки были вполне правдивы, учитывая ту сексуальную раскрепощенность, которая царила в начале 20 века. В частности рассказывал такую историю:

- Я поступил дворником и садовником к генеральше Корнэ. Это была француженка, вдова генерала, молодая женщина, толстая, на крошечных ножках девочки-подростка; у нее были удивительно красивые глаза, беспокойные, всегда жадно открытые. Я думаю, что до замужества она была торговкой или кухаркой, быть может, даже «девочкой для радости». С утра она напивалась и выходила на двор или в сад в одной рубашке, в оранжевом халате поверх ее, в красных татарских туфлях из сафьяна, а на голове грива густых волос. Небрежно причесанные, они падали ей на румяные щеки и плечи. Молодая ведьма. Она ходила по саду, напевая французские песенки, смотрела, как я работаю, и время от времени, подходя к окошку кухни, просила:

— Полин, давайте мне что-нибудь...

«Что-нибудь» всегда было одним и тем же — стаканом вина со льдом.

В нижнем этаже ее дома жили сиротами три барышни, княжны Д.-Г., их отец, интендант-генерал, куда-то уехал, мать умерла. Генеральша Корнэ невзлюбила барышень и старалась выжить их с квартиры, делая им различные пакости. По-русски она говорила плохо, но ругалась отлично, как хороший ломовой извозчик. Мне очень не нравилось ее отношение к безобидным барышням,— они были такие грустные, испуганные чем-то, беззащитные. Однажды около полудня две из них гуляли в саду, вдруг пришла генеральша, пьяная, как всегда, и начала кричать на них, выгоняя из сада. Они молча пошли, но генеральша встала в калитке, заткнув ее собой, как пробкой, и начала говорить им те серьезные русские слова, от которых даже лошади вздрагивают. Я попросил ее перестать ругаться и пропустить барышень, она закричала:

— Я снай тибе! Ти — им лязит окно, когда ночь...

Я рассердился, взял ее за плечи и отвел от калитки, но она вырвалась, повернулась ко мне лицом и, быстро распахнув халат, подняв рубаху, заорала:

— Я луччи эти крис!

Тогда я окончательно рассердился, повернул ее затылком к себе и ударил лопатой пониже спины, так что она выскочила в калитку и побежала по двору, сказав трижды, с великим изумлением:

— О! О! О!

После этого, взяв паспорт у ее наперсницы Полины, бабы тоже пьяной, но весьма лукавой,— взял под мышку узел имущества моего и пошел со двора, а генеральша, стоя у окна с красным платком в руке, кричала мне:

— Я не звать полис — нитщего — слюший! Иди еще назади... Не надо боясь...

Толстой смеялся, и говорил, что Горький мог сделать карьеру на службе у генеральши.

В конце жизни Максим Горький жил в Форосе. Но сейчас его дом недоступен для посещения. Да и найти его трудно. Вся прилегающая территория выкуплена бизнесменом, увы.

Но сам чудесный Крым – живой памятник всемирно прославленному писателю.
******************
АВТОР: писатель ВЛАДИМИР ПУЧКОВ

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
play_book_of_ra
May. 18th, 2016 06:15 pm (UTC)
Ох уж этот Максим Горький.

Ну он хоть слово держал, в отличие от.
murzol_59
May. 18th, 2016 06:39 pm (UTC)
Отличное чтение! Здорово, что печатаете эти занимательные истории. Так и просятся, чтобы экранизировать "с реконструкцией", как говорят телевизионщики.
kun_qiu
May. 19th, 2016 07:08 am (UTC)
О времена! О нравы!)
( 3 comments — Leave a comment )