Записки журналиста (zelenyislon) wrote,
Записки журналиста
zelenyislon

ВАНЬКА

У Дашки было девяносто пять килограммов веса. И это при росте сто шестьдесят два сантиметра.
Понятно, что с такими параметрами, она не укладывалась ни в какие формулы соотношения роста и веса.
Хуже того, Дашка точно не знала свой размер и с трудом находила одежду. Продавцы в магазине, завидев её, насмешливо морщились и старались не замечать Дашку, давая понять ей, что Дашкины проблемы – это не их проблемы. Приходилось идти на рынок. Там сердобольные тётушки навскидку находили ей платья и юбки величиной с парашют.
Дашка не то, чтобы любила поесть. Просто не есть она не могла. Начинало сосать под ложечкой, и появлялись суицидные мысли. Если в этот момент не сунуть что-нибудь в рот, дело могло закончиться в морге.

Одно время Дашка даже подумывала стать борцом сумо, чтобы оправдать свои габариты, но после первой же тренировки ей понадобился нашатырь и двойная порция гамбургеров.
Хотела ли она похудеть?

Дашка старалась об этом не думать. А чего хотеть того, что неосуществимо?! Лучше булку съесть.
Но примерно раз в год она снилась себе с тонкой талией, узкими бёдрами, длинными ногами и интеллигентно-небольшой грудью. На ней было короткое платье, туфли на шпильках и отчего-то венок из одуванчиков на голове.

В общем, худеть Дашка не собиралась. Как растолстела в семнадцать лет на почве стресса перед экзаменами, так и ходила.

А ведь пора было подумать о муже, детях, уютном гнезде и о чём там ещё принято думать в двадцать пять лет, но что совершенно несовместимо с девяносто пятью килограммами?..
Из мужиков Дашке нравился Брэд Питт. Ну, и немножко сосед с верхнего этажа, потому со спины он был похож на Брэда Питта.

Короче, мужской вопрос Дашку не интересовал. Как-то не понимала она мужского вопроса и всех переживаний с ним связанных.
Дашка жила размеренной, неторопливой жизнью: работа, сериалы, женские детективы, работа. Ну и еда, конечно. Много еды.

Счастье кончилось в одно прекрасное утро.
К Дашке пришла двоюродная сестра Алла, и, выставив перед собой худосочного, белобрысого мальчика, попросила:
– Дашка, будь человеком, посиди с Ванькой, а я в Сочи слетаю, личную жизнь улажу.
– Надолго? – жуя бутерброд, уточнила Дашка.
– Недели на две, – пожала плечами Алка. – А может, на месяц, как масть пойдёт.
Ваньке было семь лет, он выглядел паинькой, и Дашка решила, что обузой племянник для неё не будет.
– Ладно, я всё равно в отпуске, пусть живёт, – великодушно согласилась она.

Всё началось с мелочей.
– Не буду борщ, – сказал вечером Ванька, усаживаясь за стол. – И пельмени не буду. А винегрет тем более не буду.
– А что будешь? – без особого интереса спросила Дашка.
– Пиццу с морепродуктами.
– Нет у меня ни пиццы, ни морепродуктов. Не хочешь есть, ложись спать голодным, – очень просто решила проблему Дашка.

В три часа ночи её разбудил звонок. Дашка открыла дверь, и посыльный вручил ей огромную коробку, разрисованную крабами, кальмарами и прочей морской гадостью. Оказалось, что со Дашкиного домашнего телефона поступил заказ. Ошалевшая Дашка отдала посыльному аж семьсот рублей.
Ванька спал как младенец. Будить и бить его было как-то неправильно. Дашка решила перенести беседу на утро. Она посмотрела на пиццу и почувствовала к ней отвращение.
Но утром воспитательной беседы не получилось…

Вместо зубной пасты в тюбике оказался клей, из душа на Дашку не пролилось ни капли воды, из унитаза выскочила механическая лягушка, а из фена в лицо выстрелила мучная пыль
Выход получался только один – бить.

Дашка схватила ремень от юбки и помчалась за Ванькой, который заученно и бесстрастно начал маневрировать между мебелью. Он скользил между креслом, диваном, сервантом и столом, словно скользкий уж между камнями. Дашка выдохлась через минуту и обессиленно упала в кресло.
– Сволочь, – сказала она.
– Жиртрест, – с безопасного расстояния огрызнулся Ванька.
Если бы Дашка знала, что это только начало! «Семечки», – как говорила их общая с Алкой бабушка…
– Картошку не буду, винегрет не буду, а в особенности не буду пиццу с морепродуктами, – сказал за завтраком Ванька.
– А что будешь? – зло прищурилась Дашка, которой первый раз в жизни с утра не хотелось есть.
– Лозанью и фруктовый торт.
– Если позвонишь в ресторан и сделаешь заказ на дом, убью, – лаконично предупредила она Ваньку.
– Сначала поймай, корова, – ухмыльнулся племянничек, ловко увернувшись от оплеухи.

В то утро Дашка впервые за долгое время расплакалась. Она прорыдала в ванной целых пятнадцать минут, словно несчастная женщина, узнавшая об изменах любимого. Когда она вытерлась полотенцем, на лице остались чёрные разводы. Дашка так и не поняла: щёки и лоб испачкались о полотенце, или полотенце о щёки и лоб…

К обеду у Дашки выработалась чертовская осторожность.
К вечеру фантастически обострилась интуиция.
Она не ступала по квартире ни шагу, не просчитав в уме, какими последствиями он ей грозит.
При открывании шкафов взрывались петарды. При закрывании ничего не взрывалось, но Дашка приседала от страха. Прежде чем сесть, она проверяла, не намазан ли чем-либо собственный зад, и нет ли клея или кнопок на кресле.
Механическая лягушка Дашку достала. Она с отвратительным криком выпрыгивала из всех щелей и углов. К вечеру Дашка перестала её бояться.
Ванька несколько заскучал и оживился только тогда, когда, ложась спать, Дашка обнаружила под одеялом отрубленную кровавую руку. Она визжала до тех пор, пока не прибежали соседи и битьём руки о батарею не доказали Дашке, что она резиновая.
Спать Ванька улёгся довольный.
Дашка проворочалась без сна до утра, даже не вспомнив, что за весь день ничего не поела.

Через два дня к Дашке пришла комиссия из отдела опеки и попечительства.
– Почему ваш ребёнок просит милостыню возле метро? – строго спросила тётка с рыжей химией на голове и лекторскими очками на переносице.
– Что делает мой ребёнок? – не поняла Дашка.
– Просит милостыню! – повысили голос тётка. – Причём, берёт не только деньгами, но и продуктами!
– Ну, начнём с того, что это не мой ребёнок, – нахмурилась Дашка.
– А чей?! – заорала инспекторша, или кто она там была. – Вы мальчишку голодом морите? Кормить не кормите?!
Дашка жестом пригласила пройти тётку к холодильнику.
– Только под ноги смотрите и никуда не садитесь, – предупредила она «опеку».

Распахнув холодильник, Дашка продемонстрировала тётке запасы, которых хватило бы экспедиции, отправившейся зимовать в Арктику. Правда, запасы были несвежие, так как Дашка несколько дней не ходила в магазин по причине отсутствия аппетита, но тётке это было знать ни к чему.
«Опека» пожала плечами, нахмурилась, и только хотела сказать своё веское слово в защиту Ваньки, как в рыжую химию, прямо с двери, с мерзким кваком прыгнула механическая лягушка. «Опека» завизжала, Дашка захохотала, и тут, сразу в нескольких углах кухни рванули петарды.
Дашка даже не вздрогнула, зато «опека» неизящно и глупо присела, закрыв голову бюрократической папкой, из которой посыпались документы.
– Тяжёлый ребёнок, – вздохнув, пояснила Дашка «опеке». – Отца нет, мама в Сочи.
– В кружок его запишите, – буркнула тётка, собрав документы и ретируясь к двери. – У нас хорошие кружки есть в Доме культуры: рисование, бальные танцы и… оригами.
– Хорошо, – пообещала «опеке» Дашка, закрывая за нею дверь. – Только не завидую я вашему оригами.
Ванька беззвучно хохотал на диване.
– Сукин ты сын, – беззлобно сказала Дашка. – Зачем побираешься?
– Так подают! – ответил Ванька, показывая карманы, забитые деньгами.

Ночь прошла спокойно, если не считать звонка на Дашкин мобильный. Шёпотом ей было дано указание вынести из дома все деньги и ценности, и закопать их в песочнице, сказав «крэкс, фэкс, бэкс!». Дашка так устала от всех этих шуточек, что послала звонившего по совсем не детскому адресу.
А утром пришёл сосед. Тот самый, похожий со спины на Брэда Питта. Дашка сначала потеряла дар речи, но быстро пришла в себя, когда сосед начал орать, что его машину с её балкона забросали яйцами, а ручки дверей густо смазали вазелином. Спереди сосед оказался копией Стаса Пьехи, к которому Дашка ровно дышала.

– Я три раза упал! – вопил он, показывая жирные руки и грязные джинсы. – Мальчишки во дворе видели, что это сделал ваш охламон!
– Это не мой охламон! – заорала на него Дашка.
– А чей, мой, что ли?! – закричал гибрид Стаса Пьехи и Брэда Питта. – Почему он прицепился именно к моей машине?!
Дашка, изловчившись, поймала Ваньку за ухо и потащила во двор.
– Почему ты прицепился именно к его машине? – трагически спросила она, держа Ваньку практически на весу.
– Потому что у него самая крутая тачка во дворе, а значит, он бандит, – объяснил Ванька, даже и не думая вырываться. – Приличные люди на «Лексусах» не ездят!
– Ах, ты! – замахнулся на него сосед, но вовремя спохватился и сунул руку в карман. – Хорошо, если я скажу тебе, что я не бандит, а зубной врач и у меня есть своя клиника, ты отцепишься от моей машины?
– Нет, – сказал Ванька, болтая ногами в воздухе.
– А когда отцепишься?
– Когда ты на Дашке женишься! – заорал Ванька. – Тогда у меня будет крутой дядька на «Лексусе»!
Сосед громко фыркнул и уехал с разводами от яиц на лобовом стекле.
Дашка выпустила Ваньку.
– Балбес, – сказала она. – Теперь на мне вообще никто не женится.
– Спокуха, сеструха, – отпрыгнув подальше, заявил Ванька. – Я подгоню на твои телеса самых крутых в городе перцев!
Дашка подпрыгнула и погнала Ваньку по двору с воплем «Убью!».

А вечером был пожар.
Маленький, ненастоящий, но очень запоминающийся.
Ванька поджёг на балконе скворечник.
Хорошо, что птенцы уже вылетели, плохо – что предварительно Ванька забил скворечник ватой. Но хуже всего было то, что, вернувшись из магазина, Дашка не обнаружила в сумке ключей.
Ждать пожарных у неё не хватило сил. Дашка взяла у соседки лейку с водой и по пожарной лестнице полезла тушить это безобразие. Внизу столпился любопытный народ, среди которого Дашка отчётливо различила белобрысый затылок Ваньки.
На середине пути с Дашки слетела юбка. Просто взяла вдруг и полетела вниз, будто ей не на чем было держаться. Дашка очень удивилась. С неё никогда не слетала одежда, даже если отлетали все пуговицы и ломались молнии. На девяноста пяти килограммах всегда есть за что зацепиться.
Когда юбка спланировала на толпу, Дашка для приличия вскрикнула, хотя ей было плевать, что о ней подумают. Тем более, что на белье она не экономила.
Толпа зааплодировала, засвистела и захохотала.
Дашка залила из лейки скворечник, прошла через балкон в квартиру, и под привычные взрывы петард попыталась переодеться. К её удивлению все вещи оказались непомерно большими. И как она не замечала, что в последнее время ходит в хламидах на три размера больше?
Дашка чуть не заплакала. Ко всем несчастьям прибавилось ещё одно – ей нечего стало носить.
Дашка обернулась два раза халатом и вышла на улицу, прихватив ремень.
Ванька сидел в песочнице и швырялся песком в толпу.
Какая-то тётка попыталась отвесить ему затрещину, но получила в глаза гость песка.
– Простите его, – жалобно обратилась Дашка к толпе, забыв про ремень. – Он сирота! Папы нет, мама в Сочи…
– А тётка дура! – закончил Ванька.
И Дашка вновь погнала его по двору с воплем «Убью!!!»

– Ванька, ну ты же хороший мальчик, – сказала Дашка дома, в минуту затишья между взрывами и нападениями лягушки.
– Кто сказал? – нахмурился Ванька.
– Ну… я сказала, – неуверенно ответила Дашка. – Хочешь, я тебя в кружок бальных танцев отдам?
– Лучше велик купи, толстуха!
На следующий день Дашка купила велосипед.

Ваньки не было слышно три дня. Дашка даже съела творожный сырок и без приключений помыла голову.
Где и чем питался Ванька, она понятия не имела.
Однажды вечером он пришёл с шишкой на лбу, выбитым зубом и расцарапанными коленками.
– Под машину попал, – коротко пояснил Ванька, поставив в угол завязанный в узел велосипед.
Потом, правда, выяснилось, что это машина под него попала.
Соседский «Москвич» лишился лобового стекла, бампера, а заодно и водителя, который надолго слёг в неврологический диспансер.
С велосипедом было покончено.
Ванька попросил компьютер.

Дашка готова была чёрта лысого ему купить, лишь бы он забыл про петарды, механическую лягушку, отрубленные руки и ночные звонки на её мобильник с распоряжениями похоронить в песочнице все свои капиталы.
Взяв кредит, Дашка купила компьютер.
Ваньки не было слышно недели две. За это время Дашка успела наскоро прибрать квартиру, помыться в ванной без ущерба здоровью, и купить новый гардероб. По привычке она пошла за вещами на рынок. Увидев её, знакомые тётки присвистнули.
– На какой диете сидите? – спросили они.
Дашка хотела сказать, что диета называется «Ванька», но не рискнула.
Вещички ей подобрали отличные, в том смысле, что среди них были недоступные раньше юбки выше колен и узкие брюки.

Через неделю пришёл счёт за Интернет. Увидев в квитанции сумму, Дашка стала громко икать, смеяться и плакать одновременно. Её откачивали всем подъездом, и всем спиртным, которое было в многоквартирном доме.
Очухавшись, Дашка попыталась возродить интерес Ваньки к лягушке, петардам, резиновой руке и ночным звонкам, но попытка не удалась. Ваньку тянуло во всемирную паутину.
Дашка взяла ещё один кредит и оплатила счёт. Потом пригласила мастера и попросила его отрубить Интернет.
Поняв, что выхода в сеть нет, Ванька ушёл из дома, прихватив все наличные деньги.
Два дня Дашка жила спокойно и даже начала смотреть сериал. На третий день она поняла, что ей не хватает опасностей. Ванька приучил её жить вечном стрессе, и это превратилось в жизненную необходимость.

Дашка пошла к метро и забрала оттуда грязного, но довольного Ваньку с коробкой звенящей мелочи.
Беспризорная жизнь пошла Ваньке на пользу. Он забыл про Интернет и вернулся к прежним забавам. В доме опять всё взрывалось, пачкалось, падало на голову и выскакивало из-под ног.
– Ну что тебе не хватает?! – взмолилась однажды Дашка.
– Мамки, папки, братика и сестрички, – не моргнув, ответил Ванька.
Ни на какие кредиты Дашка дать ему этого не могла.
– Может, хоть собаку купишь? – хитро прищурился Ванька.
Дашка расплывчато пообещала, что «подумает».
Килограммы всё уходили. Есть было некогда и опасно для жизни. Самое безобидное, что мог подсыпать Ванька в еду – это дохлые мухи.
Скоро одежда, купленная на рынке, стала большой.
Дашка рискнула и отправилась в магазин.
– Да вы как конфетка, – похвалил Дашку продавец, когда она примерила узкое платье. – Бывают же такие фигуры!
Дашка не стала уточнять свой размер, она привыкла жить, не зная его.

Наутро пришёл сосед. Зубной врач был чем-то смущён и расстроен одновременно.
– Похоже, нам всё-таки придётся пожениться, – с места в карьер заявил он. – Твой дуралей сегодня замазал мне фары зелёнкой, на номерах нарисовал бабочек, а на зеркало заднего вида наклеил картинку с совсем другим задним видом. Я в столб въехал! Хорошо, хоть не задавил никого. Так что выход один…
– А вдруг я соглашусь? – захохотала Дашка.
– Во всяком случае, я этого не испугаюсь, – сказал сосед и ушёл.

Дашка прикинула себя в роли жены зубного врача и поняла, что она ей совсем не противна.
Вечером Ванька свалился с ангиной. У него поднялся жар и пропал голос. Дашка вызвала «Скорую», накупила лекарств, и целую ночь дежурила у его постели. Ванька был тихий, беспомощный и беззащитный. Не удержавшись, Дашка погладила его по голове.

– Мама?! – приоткрыв мутные глаза, спросил Ванька.
– Мама в Сочи, – всхлипнула Дашка и отчего-то поцеловала его в горячую щёку.
Весь следующий день она пыталась дозвониться до Алки, но её телефон был отключен. Видно, у Алки «масть пошла», или, наоборот – «не пошла», Дашка ничего в этом не понимала.
Ванька проболел две недели. За это время Дашка узнала всё, про фолликулярную ангину, и как её лечить. Она ходила к врачам, знахаркам, и даже в церковь. Когда однажды утром она выпила чай с горчицей, то поняла – Ванька пошёл на поправку.

Зубной врач больше не приходил. Видимо, проблема женитьбы на Дашке отпала вместе с болезнью Ваньки. Машину никто не портил, и жениться стало необязательно. Дашка со злорадством ждала, когда Ванька окончательно встанет на ноги.
И дождалась.
В квартире прогремел мощный взрыв.
Вынесло окна, надвое разнесло шкаф, раскурочило компьютер и телевизор.
– Не рассчитал, – сказал Ванька.
– Ты не ранен?! – рыдая, ощупывала его Дашка. – Не покалечен?!!
– Чем? – презрительно фыркнул Ванька. – Всего-то грамм двести тротила.
Выглянув в разбитое окно, Дашка увидела, как зубной врач суетится возле своего «Лексуса», проверяя, не повреждена ли взрывом машина.
Другие соседи даже не вышли. Они привыкли, что название всем бедам одно – ВАНЬКА.
– Он сирота, – плача, давала показания Дашка следователю прокуратуры. – Хороший мальчик! Папы нет, мама в Сочи, а тётка дура…

Прошло больше месяца, а Алка не приезжала.
Дашка вставила стёкла, выбросила испорченный шкаф, отдала в починку компьютер и купила собаку.
Ванька так увлёкся щенком, что забыл про эксперименты с тротилом.
«Лексус» под окном пропал, переехав, видимо, на стоянку. Но однажды вечером, увидев его на привычном месте, Дашка не выдержала и сама с удовольствием намазала ручки дверей вазелином.
На следующее утро раздался звонок.
Дашка открыла дверь, привычно увернувшись от упавшего сверху пакета с песком и пнув под зад орущую лягушку.
На пороге стояла загоревшая Алла.
– Мне Дашу, – сказала она.
– А я кто? – возмутилась Дашка.
– Ты?!! – поразилась сестрица и вдруг захохотала: – Это мой засранец тебя до сорок второго размера довёл?!
– Он не засранец, – мрачно сказала Дашка, пропуская сестру в квартиру.
– Слушай, с тебя пятьсот баксов за курс похудания! – Алка, прежде чем сесть, внимательно оглядела стул. – Мне его надо ещё Маринке подкинуть, у неё десять килограммов лишнего веса!
– Не надо его никуда подкидывать! – возмутилась Дашка.
– Да мне ещё на Кипр надо смотаться, – смутилась вдруг Алла. – На неделю, или две, как масть пойдёт…
– Вот и езжайте на свой Кипр! – сказал бас в коридоре, и на кухню зашёл сосед.
Оказалось, что Дашка не закрыла дверь, и он слышал весь разговор.
– А вы кто? – игриво спросила Алка зубного врача.
– Жених, – представился врач, и, взяв с полки средство для мытья посуды, хотел отмыть руки от вазелина. Не успела Дашка его предупредить, как руки врача по локоть оказались в чёрных чернилах.
– Сколько перемен! – вздохнула Алка и встала. – И всё за такое короткое время! Вот это масть! – восхитилась она. – Так мне Ваньку к Маринке отправить, или он тебе ещё пригодится?
– Пригодится, – буркнула Дашка.
– Пригодится, – подтвердил врач, рассматривая свои руки.
Когда за Алкой захлопнулась дверь, Дашка поняла, что не причёсана и не одета.
– Не суетись, – остановил её сосед. – Тебя и так весь дом без юбки видел.
– Могли бы и представиться, – обиделась Дашка, всё же натягивая на ночнушку халат.
– Стас, – протянул врач перепачканную ладонь.
Дашка захохотала.
– А я видел, как ты мне вчера ручки дверей вазелином мазала, – сказал Стас, не зная, куда деть свои руки.
Дашка перестала смеяться и почувствовала, что краснеет.
– Простите, – пробормотала она. – На меня Ванька плохо влияет.
– Ванька на всех плохо влияет, – вздохнул Стас. – Может, усыновим его, чтобы пороть можно было?
– Может, усыновим…
Они подошли к кровати, где в обнимку с собакой спал Ванька.
– Только на бальные танцы я не буду ходить, – не открывая глаз, сказал он.
– Куда я скажу, туда и пойдёшь, – показал ему чернильно-вазелиновый кулак Стас.

**************
АВТОР: замечательный кинодраматург ОЛЬГА СТЕПНОВА (https://www.facebook.com/olga.stepnova?fref=ufi&pnref=story) Просто прекрасный рассказ! На его основе Ольга написала сценарий к доброй семейной комедии "Ванька", которая вышла на экраны в 2013 году. Фильм можно легко найти в интернете, он есть на многих сайтах.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →