Записки журналиста (zelenyislon) wrote,
Записки журналиста
zelenyislon

Бедненький Буратино


А вы замечали, что в сказке про Буратино единственный честный труженик – это Джузеппе по прозвищу Сизый нос?

Смотрите, как интересно получается. Папа Карло – шарманщик. По факту, побирушка с шарманкой, вроде тех уличных «музыкантов», прости господи, которые ошиваются в переходах и метро. Приличной работы нет, хотя кое-какие трудовые навыки имеются – выстрогал же он мальчика из полена. Значит, работать руками может. Просто не хочет. Ему и Буратино-то был нужен, чтобы его припахать, на подтанцовку к шарманке. Детский труд, вот это всё. Это уже потом он размяк и решил дать пацану образование на последние деньги. Это, конечно, ему плюс в карму, но осадочек все равно есть!

Карабас-Барабас – тоже эксплуататор детского труда, наживающийся на беззащитных куклах. Продюсер несовершеннолетнего театра. И не удивлюсь, если еще и старый извращенец. (Мальвина, детка, покажи на этой кукле, где дядя тебя трогал?) Ну а что, вполне вероятно. Его биографию еще следовало бы прояснить. Наверняка и театр просто прикрытие для каких-нибудь афер. Например, он явно готовился к рейдерскому захвату каморки Карло, чтобы дорваться до запертого там имущества. И уж конечно, это не первый и не единственный его преступный замысел. Да стопудов, на него компромат нарыть было бы проще, чем яйцо разбить. Однако, боюсь, о такого человека следствие зубы обломало бы, у него же связи с Тарабарским королем. И полицию он подкупает, не задумываясь. То есть, еще и коррупционер!

Я уже не говорю, что Буратино он вообще собирался сжечь к хренам, чтобы погреться. Еще и психопат-убийца.
Ладно, едем дальше.

Кот и лиса – классические асоциальные элементы. Побирушки, ворье, мошенники, бандиты-рецидивисты. В анамнезе есть один доказанный эпизод с попыткой убийства. Втираются в доверие к жертве, обманом вымогают деньги, а если это не помогает – пытаются прирезать или застрелить, чтобы уже банально обобрать труп. Интересно, скольким буратинам не повезло встретиться с ними раньше?.. Должно быть, не один холмик на Поле Чудес скрывает под собой косточки доверчивых дурачков.

Дуремар – шарлатан-гомеопат-пиявочник. Опять же, занимается исключительно тем, что ловит бесплатно в грязном болоте всякую дрянь, а потом впаривает ее доверчивым лохам в качестве целительной панацеи. На его счету, небось, тоже не один труп пациента.

Или Тортилла. Я не уверена, что она хотя бы день в жизни работала. 300 лет просидела у себя в болоте в пруду, среди лягушек, ничего кроме камышей и грязи не видала. Зато считает, что с высоты своего возраста хорошо разбирается в людях и имеет право поучать и морализаторствовать.

Говорящий сверчок, кстати, из той же своры старых пердунов. Накопил, видите ли, мудрости, сидя за паутиной в углу, и выползает оттуда только чтобы поучить вас жизни. Красную дорожку мудрому сверчку, дамы и господа.

Трактирщик из «Трех пескарей» – еще один мошенник. Явно в сговоре с котом и лисой. Вымогатель, готовый лично выбивать из посетителей деньги под угрозой убийства.

Про самого Буратино я вообще молчу. Лентяй, заносчивый дурак и выпендрежник. Впрочем, он малолетний, как и прочие куклы, так что с него и спрос не тот, что со взрослых.

Ну и кто остается?
Остается Джузеппе. Он один владеет честной профессией столяра и зарабатывает на жизнь, выстругивая ножки для столов и прочие полезные вещи. Ну, да, он алкоголик. А вы сами поживите среди таких персонажей, и попробуйте не спиться!..

В общем, никакому Оливеру Твисту не снилось подобное окружение, какое было у Буратино. Воры, тунеядцы, грабители, преступники, да еще и моралисты.

Бедный ребенок.
Бедный, бедный ребенок.

Tags: Буратино, бедные дети, прекрасные люди, сказки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 212 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →